Новый конкурс на тему Родина. Смотрите положение

Всемирный союз деятелей

искусства

 

 

 

Свой мир построй. Сам стань творцом. 

А нет - останешься рабом

                                                    (З.Рапова)

Современная литература.  Галерея Златы Раповой
11 июня 2015
Случиться же такое
 



    

На охоте бывает всякое.

 

 

Двадцать восьмого мая 2015 года в час дня  перегруженный  самым неимоверным образом вездеход. кряхтя, постанывая, ворча, рыдая, постреливая  сгорающими в выхлопных трубах газами, проклиная водителя и пассажиров, прилепившихся к нему на кабине  как шишки к ежику,  доставлял нас  в другое жизненное измерение .Всего пятьдесят пять километров  на автомобиле до поселка Клепка и двадцать четыре при помощи трудяги вездехода  по весенней  Ланковской тундре  и тебя встречает Его Сиятельство  наш тундровый Домик, который становится нашим пристанищем  на все время великого весеннего  таинства под названием  весенняя охота на гуся. Почему Его Сиятельство? Все просто – уже лет десять он защищает нас от весенних сюрпризов непредсказуемой  колымской погоды. А случалось всякое- в отдельные годы приходилось пережидать под защитой  его стен и печки такие пурги ,что  он даже вибрировал и постанывал под натиском взбесившейся стихии. Благодаря  ему мы не простыли ни разу за все эти годы и только за это он достоин такого титула. Мы ремонтировали его  после проказ местных медведей, которые иногда превращали домик в условно обитаемое помещение и он опять мог  дарить и дарил  нам тепло и кров.

 Фанаты весенней охоты, а на Ланковскую тундру  другие просто не ездят, начинают её  ждать сразу же после окончания  предыдущего. Именно потребность побыть отведенное для охоты время в  другой реальности   манило нас с  другом  в наш домик, стоящий в перелеске между двумя тундровыми озерами. Если не изменяет память мы с ним   проводим под одной крышей  уже седьмой охотничий  сезон .Компанию можно считать более чем состоявшейся. Вместе с нами на вездеходе заезжала соседняя компания  из шести человек. С заездом повезло – в ясный ,солнечный ,безветренный день трудяга вездеход преодолевая  местами сохранившиеся снежные заносы без поломок и прочих осложнений  доставил нас к месту таежного уединения. Мы уже там  были с другом. Один раз в январе  на машине, доставив  три мешка угля, рубероид и много разных нужных для жизни в лесу вещей, подремонтировали,  что успели  за короткий световой день. Второй раз друг  посетил домик в начале апреля, заготовив  двойной запас дров, поэтому  наше убежище   был почти готово к встрече. Приехав туда даже ночью, мы могли спокойно  переночевать в тепле и максимально возможном комфорте. Это грело душу в дороге .в предвкушении  очередной встречи с ним. Через два с половиной часа упорной работы обессилевший и уставший вездеход, остановился возле  нашего домика. Душу защемило сильнее, чем в дороге, осознание того, что Бог привел нас к домику, вызывало  легкую эйфорию. Выстрелив дважды из выхлопных труб, послушный воле водителя вездеход   прекратил шуметь двигателем.

 

- Мужики, с прибытием. Вы уже вроде бы, как и дома. А нам, добираться еще нужно,- сказал один из наших спутников.

Мы с другом, при помощи еще двух мужиков, максимально быстро  выгрузили  привезенный бутор, существенно облегчив  жизнь трудяге вездеходу. Беглый взгляд на появившуюся  на земле кучу вещей позволял предположить, что привезли мы вдвоем никак не менее трехсот  килограммов, не считая нас самих.

 

 

 

 

 

Традиционно  выпиваемая за прибытие бутылка хорошей водки, закончилась очень быстро. Мы выпили за удачную охоту по стопочке на каждого .за добрую охоту и хорошую дорогу для друзей на оставшемся отрезке пути. В тундре бывает всякое. Попрощавшись, они погрузились  в вездеход. Водитель  запустил движок и послушный его воле  вездеход, изрядно взбодрившийся от того, что после разгрузки   у него изрядно облегчилась  жизнь,   вновь принялся наматывать на гусеницы  нелегкие тундровые километры. Звук работающего двигателя постепенно удалялся,  погружая нас  с другом в такую желанную первозданную  тишину. Мы присели в раскладные кресла возле кучи с вещами и минут на десять погрузились в нирвану, подставляя  лица солнышку, пытавшемуся  хотя бы легонько приблизить промерзшие за долгую зиму северные души  к весне и теплу. Закончив первую процедуру принятия тундрового кайфа.  не сговариваясь и без лишних слов начали обустройство таежного быта. Здесь все было ясно и просто - каждый знал что делать,  и только короткие уточняющие фразы были нужны, чтобы одновременно  устраивался  быт в домике, топилась печурка, радуя небо сизоватым горьким дымком, на лабазе укладывалось все то, что должно там храниться. Впервые за все годы  с удивлением обнаружили, что для того чтобы вскипятить чай и приготовить еду  придется топить снег. Все это делалось  с любовью и удовольствием. Через три  часа  таежный быт на обозримые полмесяца был почти устроен , на печке свистел чайник и распространяла  вкусные запахи  тушеная картошка с тушенкой ,на нарах застыли в ожидании  хозяев полутораспальные надувные кровати. Все бытовые мелочи были на своих местах. Оставалось только наколоть дров из заранее приготовленных  кряжей, но это планировалось сделать завтра. Время  течет быстро, наступали сумерки, и мы с другом  плотно поужинали и немного припили, душевно посидели при свете большого светодиодного фонаря.  Нам  было о чем поговорить и что вспомнить в первый день пребывания в гостях у местного духа Охоты – Ланковского  Деда. Часам к одиннадцати усталость взяла свое и непривычные после города к таким перегрузкам  с удовольствием  сыграли “Отбой “  в нашем домике.

Ночь прошла спокойно, дров в  печурку подкидывали  только один раз. В это время светает рано и уже часов в восемь  мы проснулись одновременно. Неспешно поднялись, попили чайку, наметили рабочий план  на день. Утро встретило  совсем не весенней прохладой, серым небом. Но это совсем не огорчало , ведь  приходилось здесь видеть всякое.

- Ну что, старина, я сейчас пойду,  гляну, что и как нужно сделать с дровами, а ты пока достань свою волшебную пилочку – малютку. Одно удовольствие ей работать,- попросил я друга и вышел на улицу ,направляясь к приготовленной  в начале  апреля  Серегой кучи кряжей.

Обошел домик слева  и, проходя  возле угла на земле, боковым зрением,  уловил  движение, одновременно послышался какой-то шорох.

- А это еще  кто? – задал я вопрос самому себе, оборачиваясь  вправо.

-Да ну на фиг, а ты откуда здесь взялся? – ответил себе вопросом на вопрос, рассматривая  здоровенную рыжую ондатру, сидевшую рядом с небольшой щелью. Рубероид  был немного поврежден, и мы еще не успели её заделать. Красивая рыжевато-коричневая пушистая  шубка  красиво смотрелась на фоне белого снега, но вела себя ондатра  агрессивно  и нетипично – шипела и зло поблескивала  глазенками.

 

 

 

 

 

 

 

 

-Ну и какого-черта  ты здесь  делаешь? В последний раз  твоего собрата мы у домика видели лет так семь назад. Тогда мы познакомились  с ним , вел он себя прилично, ушел сам и не грубиянил.  Мы его даже Васькой – крысом назвали и подкармливали капустой и морковкой. Давай по-тихому иди с Богом на озеро,- довольно громко и почти угрожающе  произнес я.

-Послушай, ты на кого там ругаешься?— раздался вполне  резонный вопрос из домика.

- Да здесь, похоже, самый наглый отпрыск нашего друга Васьки-крыса. Помнишь такого ? – ответил я напарнику. – Хамит, шипит, и стремиться всеми силами  просочиться в домик. Как-то совсем мне этого не хочется. Попробую  сейчас его выпроводить без членовредительства.

Я наблюдал за незваным гостем, который сидел, нахохлившись и угрожающе шипел.

Пришлось  принять меры. Взял стоящую рядом лыжу и решил с ее помощью  выпроводить  ондатера *. Совсем не хотел  смерти гостя ,поэтому просто пытался использовать длинную широкую охотничью лыжу  как лопату и отбросить  наглеца  подальше от домика  .Получилось это раза с третьего .Крыс протестовал против моих замыслов ,злобно шипел и пытался даже кусать лыжу. Тем не менее, ему пришлось пролететь в воздухе  метра три, сделав в воздухе парочку кульбитов. Я повторил  все это еще один раз и недовольный крыс оказался уже недалеко от пока замерзшего  русла ручья, куда я и хотел угнать крысяндера.

Появившийся из домика  напарник с интересом  наблюдал за происходящим.

- Послушай, Серега, ты представь себе на секунду, приходим мы в домик, а в ящике с овощами сидит этот наглый крыс  и хомячит нашу капусту с морковкой,- с иронией  произнес он, наблюдая за развернувшимися возле домика боевыми действиями.

- Вот и я о том же, - ответил  я,  надевая лыжи и направляясь к сидящему уже невдалеке от ручья крысу. Без  них к нему  было просто не подойти.

Смотрелось, наверное, со стороны все это забавно. Взрослый дядька на лыжах с лыжей в руках  коварно приближался  к сидящему на  снегу  крысяндеру. Злобно поблескивающие глазенки  говорили об одном – ондатер был настроен серьезно, и ожидать от него можно чего угодно. Кто его знает, какие мысли роились в его головенке. Тем не менее, я приближался к незваному гостю. Мы с другом недооценили прыть ондатера. Он  не стал ждать, когда ему опять представить ся  возможность покувыркаться в воздухе с лыжного трамплина. Пока я пробирался через кустарник он пользуясь преимуществом в размерах и весе резво  припустил к домику. Он мог двигаться по утреннему  насту гораздо быстрее, чем я.

- Серега, смотри, чтобы эта ондатерская морда в домик не просочилась. Только представь себе удовольствие  вновь вытаскивать все из домика, чтобы выкурить его оттуда, если он туда просочится, - озабоченно  и громко, произнес я, неуклюже разворачиваясь на лыжах,  делая попытку  вернуться к домику.

Напарник  занял сторожевую позицию возле  того места, откуда мы начали операцию по изгнанию  крыса. В руках  он держал  длинную  рейку, для удобства общения с нахалом. Я в это время  выполз из кустарника, снял лыжи  и    мог видеть,  что происходит  на фронте боевых действий на крысяндеровском  фронте. Тем временем крыс резво как  по линейке несся  к той щели  в рубероидной стенке  домика, где в готовности помешать ему стоял напарник.

Он среагировал быстро и точно - одно движение рейкой и крыс  вновь полетел в сторону, но быстро оправился от полета и начал по дуге  огибать приглянувшийся угол домика и направился в сторону входа  вдоль другой стенки.

 

 

 

 

 

Друг  бросился его догонять, как я понял, твердо осознав всю прелесть возможного проникновения крыса в домик. Я   интуитивно двинулся в входным дверям в домик с другой стороны. Не знаю, как называется наш с другом  маневр на языке военных, вероятно, мы пытались окружить резвого нахала. Как то так получилось, что все трое возле дверей домика  оказались одновременно – крысяндер, ну и мы с друганом. 

Самое  забавное, что в этом забеге лидировал крыс. Еще немного  и его мечта сбудется- на глазах у двух  человек он может проникнуть в вожделенный домик.

 

- Серега, прикрывай дверь,– крикнул я стоящему ближе к дверям напарнику.

Тот успел среагировать  и прижал непокорное животное дверями, я же для страховки  наступил,  ему на хвост, хотя очень не хотелось попробовать крепость резцов недоброго крыса с возможностью поймать туляремию или еще какую-нибудь прелесть. Со стороны, наверное, это смотрелось весело, если бы не было так грустно. Да и порядком поднадоели эти догонялки. Наверное стареем ,раньше бы подобной комедии трудно было себе представить .Все бы кончилось гораздо раньше и жестче .

- Серега, он достал. Приоткрывай дверь ,я его придерживаю ,- громко сказал я.

Напарник понял все сразу и правильно. В руке у него была рейка, и все закончилось  одним коротким ударом  по бестолковой головке незваного гостя. Он не оставил выбора ни нам ни себе. Мы стояли с другом возле приоткрытых дверей, у порожка лежал неподвижный  крыс. Обоих охватило странное и противоречивое чувство. У обоих за спинами остались не один охотничий сезон, приходилось не один раз выпускать на свет Божий  души охотничьих зверей и птиц. Раньше это чаще всего делалось  без сожаления. .Сейчас .вероятно с возрастом  меняется отношение и появляется другая мера ответственности за выстрел  или другое действие ,направленное на добычу зверя и птицы. Ни я,  ни друг не хотели брать  жизнь этого ондатера.  Мы делали все, чтобы он жил, но  вопреки нашим усилиям  он нас не понял.

- Серега, ну и зачем он это делал?- с какой-то горечью и сожалением спросил напарник.

 

- Теперь это знает только он, -с таким же сожалением ответил я.

Мы не бросили  погибшего крыса. Я отнес его  в ближайший перелесок и похоронил  под  большим выворотнем .

Вот такие неожиданные  встречи, оставляющие после себя грустинку и горчинку,  происходят в весенней   Ланковской тундре.

 

05.06.15 .

 

 

 

 

 

 


     


Просмотров :167
Автор: Малашко Сергей

Добавить отзыв

Доступно только для зарегистрированных пользователей.



РЕКЛАМА

 

Реальный заработок в Интернет
25 рублей за просмотр сайта


|