Новый конкурс на тему Родина. Смотрите положение

Всемирный союз деятелей

искусства

 

 

 

Свой мир построй. Сам стань творцом. 

А нет - останешься рабом

                                                    (З.Рапова)

Современная литература.  Галерея Златы Раповой
12 апреля 2009
Мулла-бабай
 

 

Мулла – бабай

 

В городе его звали не по имени, а просто - Мулла-бабай. В однокомнатную  квартиру, где он жил, постоянно приходили люди. У каждого были свои вопросы, проблемы, на которые он всегда давал ответы. Несмотря на довольно преклонный возраст, он хорошо помнил всех посетиттелей, какая беда ихприводила. И каждый уходил  с добрым советом, воспрявший  духом. Это мои впечатления юности. А вот более ранние - детские. Прогулки с дедом по городу, его вопросы, в которых, как я теперь понимаю, было ненавязчивое подталкивание  к активному мышлению, к поискам ответов на все возникающие вопросы.  Помню совет: “Если что непонятно, читай, наблюдай, на все найдешь ответ».  И еще один совет: “ Никогда не переставай учиться , никогда не забывай своих предков».

 

     Он  умер в 1987 году, не дожив двух лет до своего столетия. Остались после него  пятеро детей, десять внуков, а сейчас уже и двадцать восемь правнуков и правнучек.  Моя мать, старшая из детей, и я решили восстановить свою родословную, а начать с деда. Увы, мои поиски  предков не ушли дальше деда. Как мы не ценим, что имеем, поздно спохватываемся.

      Дедушка мой впервые появился в деревне Ишкиево Мамадышского района Татарии  в первые годы Советской власти. Он приехал туда как учитель арабской грамоты. За его плечами была   первая мировая война, контузия, Бухарское медресе: вот и все, что мы о нем знаем. Человеком он был просвещенным,  знал  четыре языка - арабский, фарси, русский, татарский, поэтому довольно быстро завоевал авторитет в татарской деревушке.  Там же и женился, не имея никакого капитала за душой, кроме знаний. Женой его стала дочь местного лавочника, добрейшая девушка. Росла она с отцом, который ее очень любил, и с мачехой. Это были годы коллективизации, и  работать лавочником, как тогда говорили спекулянтом, нельзя было и думать. Поэтому прадед мой жил своим   крепким хозяйством, в котором были и  козы, и овцы, и огород. Детей было много, все помогали родителям, и хозяйство считалось справным. Здесь, в двухэтажном доме, по воспоминаниям матери, поселился и мой дед после женитьбы.

 

  Волна коллективизации докатилась и до Ишкиева. В деревне не составляли  списки кулаков, не искали врагов народа, но председатель колхоза давно затаил  жгучую ненависть к справным хозяевам  и неоднократно намекал им, что не худо бы такой хороший дом отдать под правление.  На это  прадед отвечал, что колхоз и сам может выстроить себе такой дом. Но камнем преткновения, конечно же, был дед. Председатель, его  ровесник, неграмотный, завидовал грамотею, женившемуся на  дочери богатого  торговца.  Односельчане любили деда и предупредили, что под очередное раскулачивание  попадет его тесть, и посоветовали скрыться. Дедушка решил  уехать со своим семейством, чтоб не навредить родственникам жены. Для этого он скрытно  уехал в поисках подходящего места для переезда. Побывал в Узбекистане, там ему очень понравилось. Но жара могла убить  грудного сына, и от этого варианта пришлось отказаться. Побывал он на Урале, на Магнитке, но там ему не понравилось, так как было много  людей, привезенных по этапу, и Магнитострой мало чем отличался от тюрьмы. В конце концов он нашел более или менее пригодное место - устроился на лесозаготовки в деревне Ансиферово (или что-то   вроде этого) Ленинградской области.  Это был тот  же лесоповал, но только добровольный.

 

         Бабушке в деревне передали адрес и наказ  деда  ехать со всеми детьми на станцию  Вятские Поляны и  завербоваться там в Ленинградскую область. Уезжали, как вспоминает мама, с чувством того, что все это ненадолго, что все скоро утрясется, а, оказалось, навсегда. Председатель не простил бегства намеченной жертвы  и расправился с родителями бабушки, отправив их по этапу в Архангельск. Это была единственная семья, высланная из деревни во время коллективизации.

         А в то время в 1937 году, бабушка  с тревожным чувством неизбежности, с четырьмя детьми, без знания русского языка добралась до станции Вятские Поляны. Там было столпотворение. Люди вербовались  кто куда, лишь бы не попасть  в мясорубку раскулачивания. Бабушка с детьми пристроилась на скамейках на улице, благо, было лето.  Стояла жаркая погода, и вместе со старшей дочкой она ушла за водой, а шестимесячного сына и младших дочек  оставила  с полузнакомой женщиной.   Когда они вернулись с водой, дочки были на месте, а женщина с сыном исчезла.  Найти младенца, не зная языка, не было никакой возможности, а дочки только плакали  и говорили, что женщина ушла.  Тут объявили состав на Ленинград,  пришлось  грузиться без сына.  Всю дорогу двое суток до Москвы убитое горе семейство проплакало, а что еще можно было сделать?  В Москве была пересадка, и есть  Аллах на свете, как повторяла бабушка - на Казанском вокзале их ждала  женщина с пропавшим сыном. Оказывается, их состав отправили раньше, а оставить малыша на маленьких девочек она побоялась, решив подождать всех в Москве.

 

        Через некоторое время семья собралась вместе  в Ленинградской области на лесоразработках. Жили в бараках несколько семей вместе. Дети с утра до вечера одни, моя мама двенадцати лет - за старшую. Родители - с утра до вечера на работе в лесу. Еды почти никакой, школы нет. Дед мой взялся по вечерам учить грамоте и взрослых, и детей. И снова нашлись недоброжелатели, снова позавидовали его уму и просвещенности, был донос на то, что будто бы он читает религиозные проповеди, снова пришлось срочно уезжать. Вернулись ближе к родине в село Заструги Вятско-Полянского района. Там жили с 1937 по 1947год, не появляясь в Татарии  и особо не распространяясь о прошлом. Дедушка уже нигде и никак не выказывал свою образованность, только учил своих детей дома и запрещал им распространяться об этом.

 

          В 1947 году  приехали посланцы из Удмуртии с просьбой  стать муллой в деревне Тат. Парзи  Глазовского района. Дед долго отказывался, говорил, что он ничего не знает, боялся очередной провокации  и доноса. Только, когда они приехали вновь с его другом он понял, что это не провокация.  Слух в Удмуртию о нем, как  о просвещенном человеке дошел из Ленинградской области. Так  с 1947 года его семья переехала в  Удмуртию, и она стала для них второй Родиной. Здесь дедушка был муллой в деревне Тат. Парзи с 1947 по 1961год, а позже стал жить в Глазове. До сих пор вспоминают о нем, как  о человеке большой учености и доброты. Все его дочери получили среднее медицинское образование, получить высшее помешала анкета. Сын тоже  получил образование, но уже высшее. Моя мать, старшая из дочерей, в возрасте 76 лет выучилась в Казани на курсах по чтению Корана и до самой смерти ездила по деревням, обучая желающих вернуться к истокам национальной культуры.

 Я сама выпускница Казанского авиационного института, мои дети, правнуки деда учатся в  вузах  Санкт - Петербурга. И другие внуки и правнуки учатся в вузах Москвы, достойно работают на предприятиях Глазова и других городов. Так из поколения в поколение не пропадает в нашем роду тяга к знаниям, и это, наверное, самая лучшая память о дедушке. 


Просмотров :1071
Автор: Марзия Габдулганиева
Ольга Сысуева

Уважаемая Марзия!

С интересом прочитала Ваш рассказ о дедушке. Крепкие у Вас семейные корни.

                                                      С уважением, Ольга

оценка: 5
Симона Тешлер

Интересный и тёплый   рассказ о  прародителях, не сломившихся в трудностях и передавших свои душевные ценности по наследству.   И  не только тягау к знаниям, но и  замечательное почитание старших в семье. Спасибо!

 

Симона Тешлер

А пятёрку с собой захватила, получите,  Марзия, пожалуйста!

оценка: 5
Злата Рапова

Уважаемая Марзия! Замечательный рассказ и замечательный дедушка и вся егосемья!

С уважеинем, Злата Рапова

оценка: 5
Марзия Габдулганиева

Уважаемые Ольга,Симона и Злата! Спаисбо вам за теплые и добрые отзывы!И огромное спаисбо за высокие оценки.

Марзия, с уважением

Марзия Габдулганиева

Добрый день Ольга,Симона, Злата! Спасибо Вам за прочтение и добрые отклики на мой очерк. С светлым днем Пасхи Вас! Радости и удачи Вам и Вашим близким.

 

Марзия, с уважением



Добавить отзыв

Доступно только для зарегистрированных пользователей.



РЕКЛАМА

 

Реальный заработок в Интернет
25 рублей за просмотр сайта